«Властям жалко делиться с гражданами даже десятой частью накопленных резервов»

Почему раздача живых денег населению должна быть приоритетом

Представители власти уже неоднократно высказались в том духе, что они против массовой раздачи денег населению. Ну, с поголовной раздачей денег я бы тоже поспорил, потому что есть, к счастью, еще очень много людей, которых кризис пока никак не затронул материально. К примеру, чиновников (а их у нас миллионы), которые никаких своих доходов не лишились, продолжая аккуратно получать причитающиеся им зарплаты. Да и вообще всех бюджетников (а их у нас десятки миллионов) кризис с точки зрения их зарплат пока не затронул. Есть отрасли, производства, у которых тоже все неплохо. И почему тогда всех этих работников надо включать в список тех, кому срочно требуются антикризисные выплаты? То-то и оно.

"Властям жалко делиться с гражданами даже десятой частью накопленных резервов"

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

С учетом уровня зарплат, я бы, конечно, всем обычным (не начальственным) бюджетникам добавил. Но сейчас мы говорим все-таки о другом — о срочных антикризисных выплатах.

Ведь что ни говори, кризис уже затронул многие миллионы россиян, доходы которых оказались чувствительны с самого начала к нынешней ситуации пандемии и самоизоляции. Вот им-то и вправду нужна финансовая помощь со стороны государства. Можно ли это назвать массовой раздачей денег населению? Согласитесь, что можно.

Но деньги надо давать людям не только потому, что их материальное положение ухудшилось. Раздача «живых» денег населению сегодня — это, осмелюсь утверждать, абсолютно верный приоритет в антикризисной политике.

Ведь что важно в кризис? Поддержать спрос. Какой спрос возможен в условиях резкого, обвального сокращения прямых коммуникаций, в условиях строгого карантинного режима? Это спрос на то, что обеспечивает жизнедеятельность человека: продукты, медикаменты и другие жизненно необходимые товары.

Если люди смогут все это потреблять, будет жива пищевая промышленность, а следовательно, и сельское хозяйство. Будут живы тогда и смежные производства. А еще людям жизненно необходимы услуги по энергообеспечению и вообще весь спектр жилищно-коммунальных услуг.

Получается, что очень немалая часть экономики, товары и услуги которой потребляются гражданами, будет жива даже при самом тяжелом кризисе. Одно только очень важное условие: у людей должны быть деньги для того, чтобы это все оплачивать.

Да, эти жизнеобеспечивающие отрасли — это не вся экономика, но, повторюсь, очень немалая ее часть. Будет жива она — будет жива и экономика в целом. Она не будет вся в руинах, пусть она сожмется, но останется вполне работоспособной.

Но все это сработает только тогда, когда у людей будут деньги. Вот поэтому-то государство и должно позаботиться о данном факторе. Так что предложения о том, чтобы государство дало деньги людям, — это не дешевый популизм и не мародерство какое-то, как кто-то там уже успел охарактеризовать подобные требования. Это — чрезвычайно важная антикризисная мера.

Итак, я убежден: наиболее пострадавшие люди должны получить деньги от государства. Должны, кстати, еще и потому, что многие встретили этот кризис без каких-либо сбережений. Уж коли государство умудрилось (другого слова не нахожу) вести в последние годы такую социально-экономическую политику, что люди встретили кризис без сбережений, оно просто обязано помочь им в сложный период.

Я напомню, что в 2014–2019 годах реальные располагаемые доходы населения, по данным Росстата, снизились на 7,5%. Одновременно наш Фонд национального благосостояния (ФНБ) все рос и рос, достигнув к 1 апреля 2020 года внушительной величины в 12,9 трлн. рублей ($165,4 млрд).

И еще для полноты картины такая цифра: по мартовским 2020 года данным социологического опроса, проведенного центром «Перспектива», 63,6% россиян не имеют никаких сбережений.

Вот и сложилась картина: люди в последние годы беднели, большинство вступило в кризис без сбережений, а государство накопило в своей заначке (ФНБ) очень много денег. И государство не считает нужным при таком раскладе пойти на широкомасштабную материальную поддержку граждан?

Справедливости ради отмечу, что кое-что государство все-таки в этом плане делает. К примеру, увеличили максимальный размер пособия по безработице с 8 тыс. рублей до 12 тыс. 130 рублей. Или вот решили дополнительно по 5 тыс. рублей выплачивать в течение трех месяцев на одного ребенка семьям, получающим материнский капитал. Или теперь возможны ипотечные каникулы для заемщиков, попавших в трудную жизненную ситуацию. Есть и другие меры, но все равно это не то, что называется широкомасштабной раздачей денег населению. «Раздача», кстати, это не обязательно так уж и раздача на руки. К примеру, субсидии на выплату заработной платы (не обязательно, кстати, в 100% объеме) работникам наиболее пострадавших отраслей — это тоже то, что можно называть «раздачей» денег населению.

Понимаю, что власти могут сказать, что они примерно то же самое и делают: снизили размер социальных страховых взносов для малых и средних предприятий с 30% до 15% — с тем, чтобы у последних остались деньги на выплату зарплаты. Это, однако, совсем не одно и то же, что и субсидии на выплаты заработной платы. Снижение размера социальных страховых платежей совсем не означает, что будут деньги на зарплаты. Если доходов у предприятия в принципе не стало, что толку от снижения размера страховых взносов?

Теперь такой вопрос: сколько может потребоваться денег на раздачу населению? Выше уже отмечалось, что далеко не всех можно на сегодня отнести к пострадавшим. Есть масса людей, которые деньги получают исправно. Одно это уже серьезнейшим образом сокращает число тех, кто срочно нуждается в поддержке. Да и в отраслях материального производства, как тоже отмечалось, далеко не все оказались в провале: работает энергетика, другие непрерывные производства, часть оборонки и прочие сектора.

Если мы все это учтем, то примерно я бы оценил количественно круг людей, которые нуждаются в поддержке, в 20–30 млн человек. Даже если выдать им по 50 тыс. рублей, это будет 1–1,5 трлн рублей. Теперь сопоставьте эти затраты с накопленными в ФНБ упоминавшимися выше 12,9 трлн рублей. Вывод: на прямую материальную поддержку граждан требуется всего лишь одна десятая (!) часть от ФНБ. Это что, неподъемная сумма? Ничего подобного. Власти легко такие траты могут осилить. И если надо будет — можно будет и повторить.

Но почему российское государство, в отличие от многих стран мира (Германии, Гонконга, США, Греции и пр.), не хочет идти на это? Так как, осмелюсь предположить, от чиновников мы на этот счет все равно ответа не добьемся, я выскажу свое предположение. Дело в том, что только считаные месяцы назад объем ФНБ превысил 7% от ВВП (это около 8 трлн рублей). После этого превышения (существует такая законодательно установленная планка) деньги ФНБ стало возможным расходовать на разного рода проекты гораздо проще. То есть почти 5 трлн рублей (!) стало возможным «освоить» по упрощенной схеме, а тут грянул «коронавирусный» кризис. А ведь за этими деньгами, можно сказать, уже очередь выстроилась. Обычные люди же, которым сегодня вдруг потребовалась материальная поддержка, — их тут «не стояло». Ну никак не планировали власти вот так использовать деньги из ФНБ. Вот поэтому-то и трудно с ними расстаться, даже если по всем критериям только так и надо действовать.

Что же, время выбора: или деньги людям, и это абсолютно обоснованное, эффективное и ответственное решение, или… Или как сейчас: вроде все объявляются и объявляются новые меры поддержки, но их масштаб по-прежнему далек от требуемого.

Решайте, господа! Только не забывайте — это абсолютно новый кризис, которого история еще не знала: цена правильности решений здесь чрезвычайно высока.

Пандемия коронавируса. Хроника событий

Источник: ria-news.ru

Добавить комментарий

*

9 + десять =