Новая версия пожара в московской больнице: неправильное подключение аппарата ИВЛ

По словам экспертов, сейчас помещения экстренно переоборудуют под реанимации — отсюда множество проблем

Одной из причин пожара в больнице имени Спасокукоцкого в Москве, который произошел в ночь на 10 мая, называют неисправность аппарата ИВЛ. Тем не менее, специалисты, занимающиеся изготовлением этих аппаратов считают, что сам прибор никак не мог вызвать возгорание, а причиной стало его неправильное подключение. «МК» связался с техническим директором и заместителем директора одной из фирм-резидентов особой экономической зоны «Технополис Москва» и выяснил их версию пожара.

Новая версия пожара в московской больнице: неправильное подключение аппарата ИВЛ

фото: АГН «Москва»

Аппараты ИВЛ созданы для того, чтобы заменить дыхание человека или помочь ему, они проводят оксигенацию легких – наполнение их кислородом. На аппарат с одной стороны поступает медицинский воздух и кислород, внутри происходит смешивание этих газов в определенном режиме, и потом смесь уже подается через трубку человеку.

— Например, в обычном состоянии кислорода, который поступает в наши легкие, достаточно около 21%, — говорит технический директор компании Ян Популак. — Если же легкие повреждены, плохо работают, как при коронавирусе, пациенту требуется больший процент, повышенный концентрат О2. Фактически прибор – это смеситель двух видов воздуха с генератором потока, который регулирует давление газа, чтобы он попал в нужное место. Отмечу, что именно коронавирус наносит очень большой урон легким, он очень агрессивен. С такими тяжелыми случаями ранее медицина не сталкивалась. Сейчас инженеры разрабатывают множество приборов и новых подходов, но так как ситуация экстренная, пока мы лечим и работаем по тем технологиям, которые сложились с годами.

Аппарат функционирует в разных режимах. Если это легкая форма заболевания, человеку просто подключают тонкие трубки к носу или надевают маску. Это щадящие варианты. При более серьезных заболеваниях, медики делают ввод трубки (интубация) в трахею или самое трудное – трахеостомию, когда человеку делают дыру в горле и трубку вставляют туда. Для таких процедур врачи обычно вводят человека в искусственную кому.

По мнению замдиректора компании Дениса Шувалова, трагедия произошла не из-за неисправности аппарата, а из-за некомпетентности людей, которые его подключали. Все аппараты высокочастотные, у них множество режимов, их работа напрямую зависит от умения оператора. Подключать нужно строго в соответствии с диагнозом, чтобы не навредить пациенту.

— Одна из проблем, которая существует сейчас, — это то, что в реанимации переоборудуют помещения, которые изначально таковыми не проектировались, — поясняет Шувалов. — Тот факт, что в больнице стоял баллон, говорит нам о том, что не было централизованной подачи кислорода. Полноценная реанимация изначально имеет контуры подачи медицинского воздуха и кислорода на все аппараты. В отдельной комнате с шумоизоляцией должен стоять компрессор, который забирает воздух из окружающей среды, очищает и подает в магистраль. Также должна быть кислородная станция. А сейчас, например, была педиатрия, ее быстро переделали в реанимацию, поэтому приходится пользоваться баллонами с кислородом и ИВЛ, в которых уже есть свой встроенный компрессор. Сам по себе кислород является отличным питанием для горения. Вполне могло произойти небольшое замыкание, искры могли попасть на подушки или одеяла, которые сейчас практически все синтетические. В это время, например, один из баллонов «сифонил». Вот и все, результат: взрыв и пожар.

— Аппараты сейчас очень чувствительны, они даже могут синхронизироваться со вздохами пациентов, — продолжает Популак. — ИВЛ имеет минусы, но они не связаны с опасностью возгорания. В основном – это проблемы пациента, связанные с болезненностью процедуры. Плюс во время работы аппарата можно занести инфекцию. Но это маловероятно, так как все трубки и маски для ИВЛ одноразовые.

Пандемия коронавируса. Хроника событий

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

15 + четырнадцать =